May 20th, 2014

папаша

Жалобы обывателя

Когда начинается лето и сезон открытых окон, я начинаю ощущать всей шкурой одну дивную особенность своего дома.

Дело в том, что я вообще не знакома с акустикой как разделом науки, но то, что она в нашем дворе какая-то уникальная - совершенно очевидно. Потому что практически любой звук, который раздаётся в промежутке между домом, закрытой стройплощадкой и сопредельной общагой, ощущается так, как будто он происходит прямо у изголовья моей кровати, даже если источника звука в окно не видно. А я точно помню, что никаких неучтённых людей к изголовью не допускала. Надо сказать, по жизни как-то так сложилось, что я в целом человек довольно терпеливый, единственный гарантированный способ вывести меня из себя - мешать мне спать. В общем, вы понимаете, ситуация патовая: хочется кого-то убить, а не видно, кого!

От криков "Халява, приди!" ровно в полночь во время сессии я уже почти не вздрагиваю (хотя иногда хочется высунуться в окно и заорать в ответ: "Обломись!", только наличие комнатных растений на подоконнике останавливает). Но вот ночные песни под гитару тех, к кому халява всё же пришла, иногда расстраивают. Особенно если два часа ночи, в восемь мне вставать, сна ни в одном глазу, и эта скотина с гитарой решила перепеть весь дворово-жалистный репертуар и нещадно мажет мимо нот. Впрочем, в прошлом году заводилой был молодой человек с красивым и сильным голосом, но почему, почему, блин, в два часа ночи?! Ну, а что я, не интересуясь спортом вообще совсем, в курсе, когда наши с кем-то во что-то играют и с каким результатом эти встречи заканчиваются, даже говорить не стоит. Надо обладать большой стрессоустойчивостью, чтоб быть не в курсе, когда у тебя под окном до утра орут: "Россия, вперёд!" (и ещё: "Заткнитесь, придурки, людям на работу завтра!!!" откуда-то из окон). А самое забавное, что людей, которые издают все эти чудесные звуки, не видно. Создаётся впечатление, что я просто сошла с ума и мне это кажется.

Говорить, что я думаю о милых людях, купивших себе табуретку с моторчиком скутер и по ночам нарезающих круги по кварталу с проездом через арку в нашем доме, лучше не буду. Нужным количеством нецензурных слов я не владею, а в цензурные это мнение не умещается и торчит. Хочется купить пару вёдер мелкой картошки и устроить сеанс метания. Я, конечно, близорукая и не очень меткая, но уверена, что количество рано или поздно должно перейти в качество.

Отдельная часть жизни - диалоги под окном в ночи. В тёплое время года примерно раз в неделю у нас под окном кто-то расстаётся навсегда при драматичных обстоятельствах. Есть подозрение, что это одна и та же пара, уж очень они похожи. Она не очень трезва и от этого эмоционально взвинчена, он тоже не очень трезв, поэтому настроен пофигистически философски, и на все претензии типа "Да как ты можешь!" отвечает: "Ладно, ладно, чо ты завелась!". Впрочем, в этой области всё не так плохо, есть и милая пожилая дама (я ее, понятно, ни разу не видела, но очень хорошо представляю - этакая сухенькая подвижная старушка), которая в семь утра выгуливает собачку и здоровается с другими собачниками: "Доброе утро, рада вас видеть!".

А сейчас где-то рядом с домом припарковалась машина с мощной аудиосистемой и транслирует на всю округу какой-то сопливо-романтический шансон, описать который словами, принятыми в приличном обществе, у меня не получается, а думать об этом некогда, пора собираться на работу.
рыжая

(no subject)

Мужик, курящий у подъезда, мужику, выходящему из неновой, но надраенной до блеска машины (лениво):

-Сань, ты её каждый день моешь, что ли?!

Саня (разводя руками):

-А что делать, если она пачкается!

Курильщик (деловито):

-Я тебя щас научу, Саня! Идёшь в магазин, берёшь бутылку пива. Лучше тёмного. Садишься на лавочку у подъезда, выпиваешь его, и завтра никуда не едешь!

Оба осматривают двор, не обнаруживают ни одной лавки. Саня (задумчиво):

-Не. Придётся всё-таки мыть!
девица

(no subject)

Вспомнилось тут в связи с начинающимся летом

Дни уже легендарной жарищи 2010 г. Смога еще нет, но дышать уже нечем. На работе что-то такое произошло, что надо туда как-то очень срочно телепортироваться (с Савёлы на дальние подступы к Универу). Еду на такси.


Таксист - немолодой мужик кавказской национальности, похожий на второстепенного персонажа из фильмов Данелии. Ко мне отнёсся с заботой, всю дорогу спрашивал, точно ли мне не дует из окна (жить с закрытыми окнами жить было невозможно совсем). Нет, точно не дует? Вы если что, скажите, я окно закрою! Довёз, в общем, с ветерком, и когда я уже расплатилась и выходила из машины, спрашивает: "А всё-таки, как вы с такой белой кожей живёте в такую погоду?! Вы же сразу сгорите!" (если кто не знает, у меня кожа бледная, аж в синеву). И добавил: "У нас таких белокожих женщин запирают дома и не выпускают! Не бойтесь, шучу!". И уехал. А я осталась стоять на залитом солнцем тротуаре и ржать, как ненормальная.