February 7th, 2011

ах!

(no subject)

Завтра мне предстоит съездить в институт за той бумажкой, из-за отсутствия которой меня не оформили на новую работу в прошлый раз, потом пойти с этой бумажкой (и всеми остальными) в отдел кадров и всё-таки оформиться. Надеюсь, при этом мне ещё без спецэффектов подпишут номер на старой работе (мы три раза переделали первую полосу в соответствии с пожеланиями одного начальника, в конце концов ему даже понравилось, но в пятницу вечером внезапно выяснилось, что второму начальнику результат наших мумук творчества покажут только в понедельник), а то слишком много экшена в один день.
А ещё я устала косить под порядочную барышню, поэтому купила себе ботинки системы "гады армейские" (кстати, они внезапно замечательно сочетаются с длинной и цивильной юбкой, а главное - в них в прямом смысле сухо и комфортно, потому что всякое уличное безобразие не затекает через верх, что регулярно случается с аккуратными дамскими ботиночками) и покрасила голову обратно в красный цвет, чтоб усилить боевой настрой.
Да, кстати, я помню, что обещала похвастаться юбкой, но что-то я в этом сезоне на удивление не фотогенична, из всех фотографий только на одной я и юбка вышли одинаково пристойно, сейчас обрежу влезший в кадр бардак по краям и покажу.
ах!

(no subject)

Ну, вы же понимаете, что просто взять и оформить может кто-то другой, с Медузой такого не бывает.
Началось всё с того, что с утра пораньше я направилась во ВГИК. Сначала я обнаружила, что из-за стройки во дворе привычная дорога до нового корпуса (наискосок через курилку, три ступеньки вверх, пятый кабинет направо) недоступна. Долго плутала среди сугробов, бетонных заборов и неразговорчивых флегматичных дяденек в спецовках, в конце концов нашла обходной путь (через какие-то подвальные катакомбы). И обнаружила, что в отделе по работе со студентами меня никто не ждёт раньше часа дня. Даже не удивившись, пошла пить кофе, а потом читать книжки (оптимально было бы совместить эти два занятия, но строгие тёти из читального зала пить кофе в своих владениях не разрешают). Без двух минут час повторила вояж по сугробам и обнаружила, что в отдел по работе со студентами выстроилась очередь из желающих сдать квитанции об оплате учёбы корейских студентов. Ничего против корейских студентов вообще и каждого лично я не имею, но у них есть одна особенность, которую в данном случае можно считать нехорошей: группами меньше пяти человек они, кажется, не существуют в принципе. Короче, в два часа дня я таки получила вожделенную справку и направилась сдаваться.

В отделе кадров пришлось заполнить много-много бумажек, но это не интересно. Интересным был следующий этап квеста: надо было получить на своё заявление автографы всяких ответственных товарищей. Товарищей восемь голов, они расположены в кабинетах с третьего по седьмой этаж. Лифт есть, но бесполезен, потому что обслуживает только чётные этажи. Будущая начальница расписалась, что она в курсе, что за змею пригрела на груди что принимает меня на работу, начальник военно-учётного стола - что он в курсе о том, что никакого отношения к армии я не имею, противопожарная дама - что она рассказала мне, как пользоваться огнетушителем, гражданско-оборонная дама - что рассказала мне о том, что в случае опасности мне по трансляции расскажут, куда бежать, молодой человек из отдела режима - что он должен сфотографировать меня на пропуск... Скрыться от меня пытались двое: руководитель управления кадров и начальник вычислительного центра. Начальника я путём обманного манёвра с третьей попытки поймала (по-моему, в первый раз в жизни увидела левшу с разборчивым почерком), а вот кадровичка куда-то совсем пропала. Задолбавшись вконец, я пошла в отдел кадров жаловаться на это печальное обстоятельство, и мне там рассказали, что в соседнем кабинете есть зам этой дамы, который тоже может дать автограф. В общем,ушла из дома в половину десятого, пришла - в шесть, зато сделала дело. В пятницу выхожу на новое место.
рыжая

Не понимаю

А кто может мне объяснить, с какой скоростью надо менять эскалаторы, чтоб станцию для этого пришлось закрывать на одиннадцать месяцев?! Их, что ли, в Париже вручную по спецзаказу изготовлять будут?!