Главная дура всего дурдома (meduzanegorgona) wrote,
Главная дура всего дурдома
meduzanegorgona

Дело было лет десять назад. Саня (друг моего тогдашнего молодого человека Лёши) и его брат Коля с женой Мариной обитали в двухкомнатной квартире где-то то ли на Аэропорту, то ли на Войковской. В объявлениях о сдаче жилья такие места называются "тихий зелёный район, недалеко от метро". Большинство друзей-приятелей (саниных, позже превращавшихся в общих; Коля был необщителен настолько, что я первые пару часов знакомства думала, что он немой, а Марина, кроме Коли, мало на что в мире обращала внимание) продолжали обитать в родительских домах, поэтому здесь был этакий остров свободы, которую, как известно, мальчики от шестнадцати до тридцати часто воспринимают в контексте "безнаказанно напиться, а потом следующим утром врать родителям, что голова болит и тошнит от того, что вчера схватил солнечный удар". Родители делали вид, что верят в полученный в пасмурный осенний день солнечный удар, потому что считали очень мудрой позицию "Зато, по крайней мере, не под забором, если что - в сугробе не замёрзнет!". Я там побывала раза три-четыре, и всё время ощущала себя, как будто попала в чью-то чужую реальность, настолько странным мне казалось всё происходящее.
Образ жизни они вели богемный. Саня трудился на каком-то чудом не умершем в 90-х и находящемся в состоянии вяло поддерживаемой жизнедеятельности государственном заводе на полставки. Зарплату получал смешную, зато просыпался в одиннадцать и думал - сходить сегодня на работу или ну его нафиг. Коля где-то трудился охранником сутки через трое. Марина нигде не работала. Питались все жители квартиры в основном сосисками - когда были деньги, то нормальными, когда нет - теми, что по сорок два рубля за килограмм (вкуса тех сосисок я никогда не узнала: они пахли так, что я не смогла заставить себя их попробовать). Варили сосиски каким-то изощрённым образом - в мойку ставили миску из нержавейки, в неё складывали по две сосиски на едока и заливали кипятком из чайника на пять минут. Плиту, подозреваю, вообще никогда не зажигали. По крайней мере, спичек рядом с ней я ни разу не видела.
Как я уже сказала, сутки через трое Коля где-то что-то охранял. Роста и сложения он был не богатырского, имел причёску а-ля кинематографический сумасшедший профессор и сильно замедленную из-за любви к спиртному и веществам реакцию. Подозреваю, его главная охранная функция заключалась в том, что налётчики должны были умереть от смеха. Работа была его вынужденной уступкой обществу, не желавшему кормить его просто так, главным же занятием был "поиск себя". Вживую я этого не видела, но мне в деталях рассказывали. Чтобы себя найти, надо было сначала себя хорошенько потерять. Он глотал какие-то таблетки (названия я не запомнила, но они доставались через знакомого психиатра), запивал их водкой и после этого начинал творить - либо что-то рисовал, либо писал стихи, либо извлекал из синтезатора музыку, которую не мог записать, потому что нот не знал. Результаты поиска никому не показывались, но относился он к этому процессу очень серьёзно.
Марина к Коле относилась с обожанием и подобострастием. Она натуральным образом смотрела ему в рот (раньше мне казалось - это фигура речи и в жизни так не бывает) в ожидании очередной гениальной сентенции, которая оттуда сейчас вылетит, и даже фразу "Надо сходить в магазин за закуской!" воспринимала как откровение свыше. По отношению ко мне она сразу заняла позицию этакой мудрой старшей подруги и всё время пыталась ненавязчиво подсказать, как надо обращаться с мужчиной. Не успевала я сделать недовольное лицо, видя очередную наливаемую стопку (за день до этого Лёша по пьяной лавочке остался ночевать у кого-то из знакомых, никого не предупредив, мы с его мамой хором сходили с ума, и он в очередной раз поклялся, что больше никогда; потом за полчаса до этого точно так же поклялся, что выпьет только одну, и всё) - Марина тут как тут и ласково напевает мне на ухо: "Да не переживай, пусть пьёт, главное - чтоб не изменял!". Когда после третьего тоста Коля начал разглагольствовать, что неплохо бы сейчас в интим-салон к феям, на мой сильно удивлённый взгляд (такие "высокие" отношения в моё понятие о мире не вписывались совсем, всё равно, что посреди кухни приземлился бы инопланетный корабль) она, не дожидаясь вопроса, ответила шёпотом: "Лишь бы не бил!". Бил Коля Марину или нет и что она думала при этом - не знаю, потому что не дожидаясь развития событий встала и попросила Лёшу проводить меня до метро. До метро было идти минут десять по прямой улице, не заблудилась бы, но хотелось не просто уйти, а демонстративно. Лёша, которого мучило чувство вины, не только довёл меня до метро, но и проводил до Ярославского вокзала и посадил в электричку (хотел поехать со мной и проводить до дома, но я не разрешила) и всю дорогу пытался развеселить беседами. Веселее упорно не становилось. Он начал убеждать меня, что они на самом деле неплохие люди, и зря я к ним так категорична. "Рассказать, как Коля с Мариной познакомились? Прямо как в кино!". Я не представляла, какое кино может подходить этим людям, поэтому заинтересовалась. Видя интерес, Лёша продолжил с воодушевлением: "Коля напился, позвонил девочкам по вызову, приехала Марина. А через год они поженились! Прямо, как в "Красотке"!".
Тут должна быть мораль, но я не могу её придумать. Скажу только, что фразу "Как в кино" я с тех пор воспринимаю несколько странно.
Tags: текст
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments