Главная дура всего дурдома (meduzanegorgona) wrote,
Главная дура всего дурдома
meduzanegorgona

Из черновиков

В школе у нас был хор. Не знаю, может, где-то люди ходят в школьный хор добровольно, но нас туда загоняли под страхом снижения оценки за поведение (а класс был гимназический, многие шли на медаль чуть не с первого учебного дня, так что угроза была ощутимая). Руководила хором жутко противная тётка, похожая на переодетого в женщину Вячеслава Малежика, и от этого хоровая повинность становилась ещё более неприятной. А учитывая, что загоняли на репетиции после семи уроков, при этом лично у меня ни слуха, ни голоса нет, никогда не было и никогда не будет - пожалуй, это были самые отвратительные моменты моей школьной жизни.

Класс примерно шестой. Репетиция перед каким-то очередным концертом длилась третий час. Даже те, кто изначально попадал в ноты, от усталости это делать перестали. Учительница начинает прослушивать по одному - каждая поёт по три строчки. Для нас с подругой Таней пытки страшнее было не придумать, потому что одно дело "Я работаю в хору, все орут - и я ору", а другое, когда весь остальной хор услышит, что это именно из-за тебя всех тут так долго держат и могут продержать ещё столько же. Тем более, хор разделён на два голоса по простому принципу - у кого хоть какой-то слух и голос есть, те в первом голосе, остальные - во втором. И ближе всех к инструменту пыток из вторых голосов стоим как раз мы с Таней. Позориться в числе прочих - куда ни шло, но первыми... Точнее, первой, потому что мы стоим по росту, и я на несколько сантиметров выше Тани...

Стоящая передо мной Настя допевает свою фразу, и я осознаю глубину своего грядущего провала. Настя учится в музыкальной школе, участвует в конкурсах в качестве солистки, на её фоне я паду ниже плинтуса, тем более, по закону подлости мне достанется кусочек, где в последней строчке высокая нота, которую я со своим низким голосом в жизни не вытяну. С мыслью "Помирать - так с музыкой" начинаю свой отрывок как можно громче, стараясь не дрожать голосом. После первой строчки концертмейстер останавливается и просит повторить. И тут на меня снисходит вдохновение. Я пропеваю эту строчку так, что мне говорят: "Молодец, достаточно!", и продолжение вместе с ужасной высокой нотой достаётся Тане, которой перешла часть моего вдохновения, и тоже хватило одной строчки, так что страшная нота ушла дальше.
Tags: текст
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments