Главная дура всего дурдома (meduzanegorgona) wrote,
Главная дура всего дурдома
meduzanegorgona

К празднику

Статья опубликована в газете, которую я сейчас редактирую (кажется, по итогам выпуска предыдущего номера меня всё же не уволили). Автор текста Елена Садковская, редактор - я. Ветерана Королёва я буквально полюбила в процессе редактуры.





Георгий Александрович Королев - полковник ракетных войск в отставке, ветеран ВОВ, участник наступленияна Магнушевском плацдарме, Висло-Одерской и Берлинской операций, исторической встречи на Эльбе, закончил войну, когда ему было неполных 19 лет. Награжден двумя Орденами Красной Звезды, орденом Отечественной Войны 2-ой степени, двумя медалями За боевые Заслуги, медалью За Освобождение Варшавы, За Взятие Берлина и многими другими наградами. Закончил Академию связи им. Буденного и 25 лет проработал в ракетном центре Министерства Обороны в Болшево. Принимал участие в испытаниях первого искусственногоспутника Земли и первой межконтинентальной ракеты, защитил диссертацию по этой теме. С 1975 года Королев работал в Министерстве приборостроения и средств автоматизации и АСУ СССР заместителем начальника Главного Управления.


Война началась для Георгия Александровича в Саратове: его отца, кадрового военного, призвали на фронт, а его самого с мамой и младшим братом эвакуировали. С отцом наш герой увиделся только после Победы: когда тот в 1943 году приехал домой после госпиталя, сын, едва получивший школьный аттестат,уже был в армии.


После окончания Ленинградского артиллеристского училища им. Красного Октября Георгий Александрович был направлен на 1-ый Белорусский фронт в 61 армию, 12 гвардейскую ордена Суворова Пинскую стрелковую дивизию. В составе Кобринского гвардейского артиллерийского полка был назначен командиром огневого взвода. Нужно было сопровождать пехоту «огнем и колесами». То есть, перекатывать полуторатонные пушки по мере передвижения пехоты и прикрывать ее огнем.


«Что нам действительно помогло - так это американские студебеккеры,- вспоминает полковник Королев, - до их появления артиллерия использовала конную тягу или тягачи ЗИС, у которых была очень низкая проходимость. У нас в училище даже были занятия по конной подготовке, что для нас, городских ребят, было довольно тяжело, однако на фронте пригодилось. Не было лошадей – тащили пушку и снаряды сами, всем миром, и пехота, и саперы. Все старались помочь друг другу. Старшие учили выживать молодых, без взаимовыручки мы бы не справились. Вообще надо сказать, что такое нечеловеческое напряжение, которое было на фронте, могли вынести только молодые бойцы. Войну выиграли 30-летние. Огромные физические и психологические нагрузки, по нескольку дней без сна и отдыха во время наступлений. При каждой остановке нужно было немедленно окопаться самим и окопать орудие, иначе сразу будешь ранен или убит».


Одним из сложнейших испытаний стало форсирование реки Одер.Ветеран рассказывает о нем простыми словами, но за ними чувствуется напряжение: «Всем, кто первым вступал на западный берег, давали Звезду героя. Первой на лодках под страшным минометным обстрелом переправлялась пехота. Затем на буксирах наши орудия. Когда мы вышли на берег, наши Герои лежали убитые рядами на песке. Героическими усилиями саперов был установлен понтонный мост, по которому успели переправиться только Катюши и 122 мм гаубицы. И в это время,налетевшие фокевульфы разбомбили переправу. Потери были очень большие.Но Катюши смогли отбить атаку немцев.К концу дня западный берег Одера был уже так насыщен артиллерией, что мы смогли перейти в наступление. Немецкие войска сопротивлялись очень серьезно, до фанатизма. Никакой паники, каждый населенный пункт, каждый дом был превращен в огневую точку. Немцы с боями старались уйти в сторону американцев,чтобы там сдаться в плен. Оставленные города сжигали. Ночью весь горизонт пылал огнем. Даже голые кирпичные стены домов пылали, как факелы. Мы вступали в пустые, выжженные города. Население также стремилось уйти на Запад. Кругом стояла брошенная техника. Так было до Одера. После уже никто не убегал, все смирились, кричали: «Гитлер капут! Нах хаус!» В каждом доме были фотографии в траурных рамках, в каждой немецкой семье были свои потери. В окна вывешивали белые простыни. Видимо, уже все так устали и навоевались, что сдавались почти без боя. Только отряды СС еще оказывали организованное сопротивление».


Еще одним суровым испытанием стало взятие Берлина. Оно заключалось не только во взятии Рейхстага, вокруг города была линия фронта в сотни километров. Как вспоминает Королев, «Мы сражались на северных окраинах Берлина, где большая сеть каналов. Уличные бои для артиллерии очень сложное, изнуряющее дело, надежда только на собственные силы. Нет огневого прикрытия танков, постоянно нужно делать проломы в стенах зданий, перекатывать по улицам под огнем противника свои пушки и еще форсировать каналы. Оборона Берлина была очень серьезной. Немцы боролись отчаянно за каждый дом. Весь центр города был превращен в руины. Только по дальним окраинам уцелели отдельные дома. Кроме регулярной армии, участвовали еще и бойцы фолькштурм. Аналог нашего народного ополчения. Сражались все, за каждый шаг. Тяжело было всем». На вопрос, страшно ли было погибнуть в последние дни войны, Георгий Александрович, не задумываясь, отвечает утвердительно: нормальныйчеловек не может не бояться смерти, а погибнуть, пройдя такой большой путь, особенно страшно. «У нас была медсестра, Ольга. После ранения ее из госпиталя уже отправляли домой, но она упросила вернуть ее в родную дивизию. И в последний день войны при штурме города Ной Руппен ее убили. Этот город был последним, и я сам попал на улице под пулеметный огонь. Лежа на асфальте под стрельбой, я вспомнил за минуты всю свою жизнь. А потом незаметно подтянул ногу и рванул к стене, как олимпийский чемпион. Это было 2 мая 1945года».


После Берлина часть, где служил Королев, бросили на Эльбу. «Численность войск союзников и их техническое оснащение не шли ни в какое сравнение с нашей армией в конце войны. Мы уже выиграли эту войну. Из всей американской помощи по ленд-лизу я отметил бы только студебеккеры, которые мы получили в аренду. После войны их через Владивосток отправили обратно в Америку на переплавку. У американцев сильна коммерческая жилка, они даже на продаже швейцарских часов в Германии делали неплохой бизнес. А встречались мы с ними довольно радушно. Сначала были одиночные встречи, мы их сразу определили по форме касок. Потом пошли встречи наболее высоком уровне. Кстати, до определения границ на зоны влияния можно было передвигаться довольно свободно. На мотоцикле некоторые даже ездили во Францию, но с мотоциклами было много аварий, и я не рисковал. После победы мы еще год оставались в Германии. Одновремя служили в городах Зондерхаус и Нортхаузен, где наши будущие академики, знаменитые ракетчики Королев, Бармин,Тюрин, Пилюгин изучали трофейное оружие и техническую документацию немцев, их ракетные разработки. Самое интересное то, что потом судьба свела меня с ними в Болшево, мы вместе работали над первыми искусственными спутниками Земли».


В день Победы наш герой стоял в боевом порядке на восточном берегу Эльбы. Вечером началась стрельба: бойцы, узнав о подписании мирного договора, салютовали, передавая радостную весть другим отрядам.


Из Германии Георгий Александрович попал служить на Кольский полуостров, где произошло судьбоносное событие — встреча с женой (6 июня Королевы будут отмечать юбилей — 60 лет со дня свадьбы). Нинель Федоровна, дочь репрессированного офицера, тоже успела хлебнуть лиха в военные годы. В начале войны она — десятилетняя девочка! -самостоятельно перебралась из Финляндии в Ленинград, где чудом пережила блокадную зиму. Когда ее и других детей вывозили по «дороге жизни», грузовик чуть не ушел под лед.


В праздничный день ветераны 12 гвардейской дивизии потрадиции встретятся в Парке культуры у ротонды. К сожалению, народу на эти встречи приходит с каждым годом все меньше, но те, кто еще может, стараются сохранить память о лихих годах. Георгий Александрович объясняет: «Наверное, от того, что свидетелей войны так мало, у молодежи складывается искаженное представление об истории. Достаточно посмотреть современные фильмы. Мы, ветераны, стараемся приходить в школы и рассказывать все, как было. Но ребят нужно заинтересовать, а не только перечислять какая армия какие вела бои. Многое зависит от рассказчика. Вот Нинель Федоровна любит рассказывать о блокаде, и ее всегда слушают. Сейчас опять куда-то приглашают. Нас пригласили в музеи боевой славы 12 гвардейской дивизии в Туле и Одинцове, где мы вручаем копии Знамени Победы. Кстати, когда мы стояли на Эльбе, к нам приезжали совсем молодые композиторы, которые написали марш 12 гвардейской дивизии. Это былиТихон Хренников и Матвей Блантер, а слова написал Михаил Светлов. Ими и хочется закончить мои воспоминания о войне.

Сквозь дым и пламя несли мы знамя

Своей 12 дивизии родной!

Краснознаменцы, гвардейским шагом,

Вперед за Родину! На бой!».


Tags: человеки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment